ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ

В этом случае я поставил для себя задачку осветить один вопрос, о котором могут запамятовать в пылу сегодняшнего спора о духовном здоровье. Я вижу огромную опасность в возрождении, в новейшей и поболее утонченной форме, старой привычки отождествлять психическое здоровье со способностью адаптироваться – к действительности, к обществу, к другим людям. Другими словами ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ подлинным либо здоровым человеком будет считаться не самостоятельный, живущий по своим интрапсихическим, не зависящим от окружения законам; не хороший от собственного окружения, независящий от него либо противостоящий ему индивидум, а индивидум, способный, к примеру, влиться в свое окружение, будучи адекватен и компетентен по отношению к нему, индивидум, способный управляться ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ с навязанными снаружи задачками, индивидум, способный, отлично воспринимая окружение, быть с ним в не плохих отношениях и добиваться фуррора, как его соображает окружение. По другому говоря, деятельность не может быть сама по для себя главным аспектом ценности либо здоровья индивидума. Индивидум нацелен не только лишь на наружное, да и на ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ внутреннее. Экстрапсихическая центральная точка не может быть применена при решении теоретической задачки определения здоровой psyche. Мы не должны попасть в эту ловушку – определять здоровье организма по степени его "полезности", как будто он является всего только инвентарем, а не самостоятельным существом, как будто он является всего только средством ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ заслуги некий наружной цели. (Если я верно понимаю марксистскую психологию, она, вместе с этим, показывает яркий эталон приверженности той точке зрения, что psyche является зеркалом действительности.)

Я имею в виду сначала не так давно размещенную в "Психическом обозрении" статью Роберта Уайта "Новый взор на мотивацию" (177) и книжку Роберта ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ Вудворта "Движущие силы поведения" (184). Я направил внимание на эти работы, так как это прекрасные, очень глубочайшие исследования, представляющие из себя большой шаг вперед в развитии теории мотивации. Я на сто процентов согласен во всем с этими создателями. Но мне кажется, что они могли бы пойти и далее. В этих ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ работах в сокрытой форме содержится та опасность, о которой я уже гласил. Да, эти создатели молвят, что мастерство, продуктивность и компетентность могут представлять собой активные, а не пассивные методы приспособления к действительности, но эта идея все равно сводится к теории приспособляемости. Мне кажется, что мы должны пойти далее этого утверждения, какое ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ бы восхищение оно у нас ни вызывало, и признать существование возможности подниматься над окружением,* быть независящим от него, противостоять ему, биться с ним, третировать им, отторгать его либо переделывать его. (Я не поддамся искушению побеседовать на тему мужского, западного и южноамериканского нрава этих определений. Разве, мол, дама, индус либо ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ француз стали бы мыслить сначала категориями мастерства либо компетентности?) Для теории психологического здоровья категории экстрапсихического фуррора недостаточно; мы должны также включить в нее категорию интрапсихического здоровья.

* Я употребляю выражение "подниматься над" за неимением наилучшего. "Независимость от" предполагает очень ординарную дихотомизацию себя и окружения, а поэтому в этом ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ случае не годится. К огорчению, "подниматься над" предполагает существование чего-то "высшего", с презрением отвергающего нечто "низшее", другими словами опять имеет место неверная дихотомия. В другом контексте, в качестве противоположности "дихотомическому виду мысли" я использовал "иерархически-интеграционный образ мысли", в согласовании с которым "низшее" является не только лишь основой, на ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ которой лежит "высшее", но также и частью высшего. В качестве примера иерархической интеграции можно привести центральную нервную систему, иерархию базовых потребностей либо армию. "Подниматься над" в этом случае употребляется мною в интеграционном, а не дихотомическом смысле.

Другим примером, к которому я бы не стал относиться серьезно, не относись к ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ нему серьезно другие, является попытка (в духе Гарри Стэка Салливана) просто найти Я человека тем, что задумываются о нем другие люди. Эта мысль представляет собой полное соотнесение индивидума с культурой, к которой он принадлежит, в итоге чего вполне теряется здоровая особенность. Если идет речь о незрелой личности, то так оно ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ и есть. Но мы говорим о здоровом, всеполноценно развитом человеке. А его-то точно отличает способность быть выше воззрений других людей.

В доказательство собственной уверенности в том, что мы должны продолжать принимать "я" и "не-я" по отдельности во имя возможности осознать всеполноценно зрелого (подлинного, настоящего, осуществившего ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ себя, прошедшего индивидуацию, продуктивного, здорового) человека, я желаю привлечь внимание читателя к последующим, очень коротко изложенным, суждениям.

1. Сначала я напомню некие данные, которые я привел в размещенной в 1951 г. статье, называвшейся "Сопротивление окультуриванию" (96). Я писал тогда, что наблюдаемые мною здоровые индивиды снаружи соглашались с принятыми в обществе нормами, но в душе не ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ присваивали им особенного значения. Другими словами они могли им подчиняться, а могли и не подчиняться. У большинства из их я увидел спокойное, благодушное неприятие глупостей и несовершенств нашей цивилизации, в купе с более либо наименее активным рвением их поправить. Эти люди точно показывали волю к борьбе, если ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ считали такую борьбу нужной. Приведу цитату из этой собственной статьи:

"Непростая смесь благожелательности и одобрения с враждебностью и критичностью указывала на то, что они избрали из американской цивилизации то, что им представлялось неплохим, и отвергли то, что им представлялось нехорошим. Короче говоря, они оценили ее по своим аспектам и приняли свое ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ решение".

Эти индивиды также проявляли на удивление огромную отстраненность от людей вообщем, сильную склонность к уединению, даже потребность в нем (97).

"По этим и по другим причинам их можно именовать самостоятельными, другими словами живущими по своим своим законам, а не по законам общества (если, естественно, они различаются). В этом смысле ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ можно сказать, что они являются не только лишь либо не просто янки, а представителями всего рода людского. Тогда я сделал предположение, что "эти люди обязаны иметь меньше "государственных черт", и что у их больше общего с такими же представителями других наций, чем с наименее развитыми представителями их ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ родной цивилизации".*

А на данный момент я желаю выделить отстраненность, независимость, самостоятельность нрава этих людей, их склонность жить в согласовании с ценностями и правилами, установленными ими самими.

* В качестве примера можно привести Уолта Уитмена либо Уильяма Джемса, которые были реальными, "стопроцентными" янки, но при всем этом стояли над американской культурой, являясь ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ представителями всего рода людского. Но они стали "гражданами мира" не вопреки собственному южноамериканскому происхождению, а конкретно благодаря тому, что были конкретно такими янки. Так, Мартин Бубер, еврейский философ, был философом не только лишь для евреев. Чисто японские картины Хокусая имеют глобальное значение. Возможно, хоть какое произведение искусства ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, имеющее глобальное значение, не может не иметь государственных корней. Чисто региональное искусство – это не то же самое, что искусство, имеющее региональные корешки, но вкупе с тем – общечеловеческое значение. Тут мы можем вспомнить о детях, обрисованных Пиаже, которые никак не могли осознать, каким образом они могут сразу быть женевцами и швейцарцами ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, пока они не доросли до возможности соединить эти два понятия в рамках иерархии. Этот и другие примеры взяты из работы Олпорта (3)

2. Не считая того, только отстраненность делает место для медитации, созерцания и всех других форм проникания в себя, ухода от окружающего мира с целью услышать внутренний глас. Сюда ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ входят все процессы всех форм терапии "инсайта", для которой уход от окружающего мира является неотклонимым условием, а путь к здоровью лежит через страну фантазий, через первичные процессы, другими словами через восстановление общего интрапсихического состояния. Диванчик психотерапевта вне пределов цивилизации. Очевидно, в той мере, в какой это может быть. (При любом более ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ подробном обсуждении, я бы непременно побеседовал о полезности ублажения фактически сознания и полезности опыта и переживания как ценностей; см. 28, 124.)

3. Мне кажется, что появившийся в ближайшее время энтузиазм к психологическому здоровью, творчеству, искусству, игре и любви почти все гласит нам о психологии в целом. Энтузиазм к этим сферам жизни привел ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ к бессчетным последствиям, из которых я бы избрал одно, соответственное теме данной книжки, а конкретно изменение дела к глубинам людской природы, безотчетному, первичным процессам в связи со сферами архаики, мифологии и поэзии. Так как корешки недугов, как оказывается, следует находить приемущественно в безотчетном, появилась тенденция принимать безотчетное ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ как нечто нехорошее, злое, сумасшедшее, грязное либо опасное Мы стали мыслить, что первичные процессы искажают правду. Но на данный момент, когда мы открыли, что эти глубины могут быть также источником творчества, искусства, любви, неплохого настроения, игры и даже, в определенном смысле, основанием правды и познания, мы можем начать гласить о здоровом ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ безотчетном, о здоровом регрессе. А именно, мы можем начать ценить первичные познавательные процессы и архаическое либо мифологическое мышление, а не считать их патологией. На данный момент мы можем обращаться к первичным процессам зания, чтоб получить определенного рода познания, и не только лишь о самих для себя ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, да и о мире, который нереально понять на основании только вторичных процессов. Эти первичные процессы – часть обычной либо здоровой людской природы и могут быть включены в общую теорию здоровой людской природы (84, 100).

Если вы согласные этим, то вы должны смириться с фактом, что эти процессы являются интрапсихическими и подчиняются своим автохтонным ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ правилам и законам, что они вначале не соотнесены с наружной реальностью, не сформированы ею и не призваны оперировать ею. Это работа верхних слоев дифференцированной личности. Отождествить всю psyche с этими средствами "борьбы" с наружным миром означает утратить то, что мы больше не имеем права терять. Адекватность, приспособляемость, адаптируемость ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, компетентность, мастерство – все это понятия, направленные на окружение, и поэтому они не годятся для определения psyche в целом, которая частично независима от окружения.

4. Тут огромное значение имеет и разница меж адаптивным нюансом поведения и его экспрессивным нюансом. У меня есть масса оснований подвергнуть сомнению теорему, как будто все поведение является целевым. Тут ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ я желаю выделить тот факт, что экспрессивное поведение является или немотивированным, или, по последней мере, наименее целевым, чем поведение адаптивное (зависимо от того, что осознавать под "мотивацией"). В собственной незапятанной форме экспрессивное поведение имеет не достаточно общего с окружением, не ставит для себя задачку поменять его либо приспособиться к ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ нему. Слова "приспособляемость", "адекватность", "компетентность" либо "мастерство" можно использовать в отношении адаптивного поведения, но уж никак не экспрессивного. Направленная лишь на действительность теория настоящей людской природы навряд ли сумеет разъяснить либо включить в себя экспрессивность. Естественной и более комфортной позицией для осознания экспрессивного поведения, является интрапсихическая (97, гл ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ. 11).

5. Сосредоточенность на поиске решения задачки порождает рвение к созданию действенной организации, как снутри организма, так и в его окружении. То, что не имеет дела к решению задачи, отступает на 2-ой план. Всякая имеющая отношение к процессу способность и всякая информация перебегают в полное подчинение цели, а это значит, что значимость ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ той либо другой возможности, той либо другой инфы определяется тем, в какой степени она помогает решить задачку, другими словами ее пользой. То, что не помогает решить делему, значения не имеет. Появляется необходимость отбора, также абстрагирования, что значит невнимание к определенным вещам, даже их забвение.

Но мы уже знаем ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, что за пределами целевого восприятия, нацеленного на поиск решения задачки, и за рамками полезного познания, – вне всего, что является составляющими эффективности и компетентности (которые Уайт определяет как "способность организма отлично вести взаимодействие со своим окружением"), нечто еще остается. Я уже обосновал, что полное познание не может не быть отстраненным ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, незаинтересованным, немотивированным, не обремененным желаниями. Исключительно в этом случае мы можем принимать объект сам по для себя с его беспристрастными, изначальными чертами, а не абстрагировать его до уровня его "полезности" либо "угрозы" и т.п.

В той мере, в какой мы пытаемся покорить наше окружение либо отлично существовать в нем ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, мы утрачиваем возможность полного, беспристрастного, отстраненного, пассивного зания. Только при условии наличия такового зания, мы можем принимать мир в его полноте. Если опять обратиться к опыту психотерапии, то можно сказать, что чем больше нам охото поставить диагноз и спланировать наши деяния, тем меньше полезности мы приносим пациенту ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ. Чем быстрее мы желаем его вылечить, тем подольше мы его вылечиваем. Хоть какой психиатр должен научиться не спешить с результатом, быть терпеливым. В этой и в почти всех других ситуациях сдаться означает одолеть, покориться означает покорить. Даосские мудрецы и дзен-буддисты пошли этим методом, еще тыщу годов назад осознав то ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, что нам, психологам, только на данный момент начинает приходить в голову.

Но более принципиальным является мое еще сырое открытие, что этот тип зания Бытия (Б-познание) мира более нередко наблюдается у на психическом уровне здоровых людей и даже возможно окажется одной из определяющих черт здоровья. Я также нашел ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ его в пиковых переживаниях (ситуативной самоактуализации). Из этого следует, что даже применительно к здоровым отношениям с окружением, такие понятия, как мастерство, компетентность, эффективность, подразумевают еще болеее активную целенаправленность, чем это полезно для здоровья либо исходя из убеждений возможности подняться над окружением.

Одним из следствий этого конфигурации дела к происходящим в ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ безотчетном процессам может быть догадка, что для здорового человека ограничение чувственного восприятия может быть не столько пугающим, сколько приятным. Другими словами разрыв связи с наружным миром позволяет внутреннему миру просочиться в сознание, а так как более здоровые люди с огромным наслаждением воспринимают внутренний мир, то они должны получать ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ наслаждение от ограничения собственного чувственного восприятия.

6. И в конце концов, просто чтоб быть уверенным, что меня сообразили верно, я желаю выделить, что (1) поиск в себе собственной "настоящей Самости" представляет собой некоторую "личную биологию", так как он должен включать в себя понимание индивидумом потребностей, идущих от его конституции, характера, анатомии, физиологии и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ биохимии, понимание собственных возможностей и реакций, другими словами понимание собственной био особенности. Но тогда, вроде бы феноминально это ни звучало, (2) этот поиск представляет собой также и попытку понять свою принадлежность к виду, свою общность со всеми представителями рода людского. Другими словами это путь к пониманию индивидумом собственного био братства со ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ всеми человечьими созданиями вне зависимости от того, в каких наружных критериях они живут.

Выводы

Вышеизложенные размышления позволяют нам придти к последующим заключениям применительно к теории психологического здоровья:

1. Мы не должны забывать о самостоятельном Я, либо незапятанной psyche. К ней нельзя относиться, как к обычному орудию адаптации.

2. Когда ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ мы строим наши дела с окружением, то стремясь покорить его, мы должны бросить место и для его осмысления.

3. Психология является частично областью биологии, а частично областью социологии. Но это не все. У нее есть своя, принадлежащая только ей, территория, та часть psyche, которая не является отражением окружающего мира и не стремится ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ приспособиться к нему.

Часть VI
Задачки НА БУДУЩЕЕ

14. ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ И САМОАКТУАЛИЗАЦИИ:
Главные ДОПУЩЕНИЯ

Когда изменяется философия человека (его природы, его целей, его способностей, его самоосуществления), тогда изменяется все, а не только лишь философия политики, экономики, этики и аксиологии, философия межличностных отношений и самой истории. Изменяется и философия образования, психотерапии и личного ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ развития, теоретические представления о том, как посодействовать человеку стать тем, чем он может и чем ему следует стать.

На данный момент мы находимся в процессе такового конфигурации концепции возможностей, способностей и целей человека. Рождается новое видение способностей и судьбы населения земли. Этот процесс чреват многими последствиями, и не ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ только лишь для наших концепций образования, но также и для нашей науки, политики, литературы, экономики, религии и даже нашей концепции мира как никак не созданного для людского рода.

Я думаю, что на данный момент у нас есть возможность приступить к формированию нового взора на людскую природу как целостную, единую ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, сложную психологическую систему (невзирая на то, что в значимой мере этот взор представляет собой реакцию на ограниченность – в качестве философских подходов к людской природе 2-ух более полных психических теорий реального времени – бихевиоризма (либо ассоциационизма) и традиционного психоанализа Фрейда). Дать этому взору какое-то одно определение как и раньше является ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ трудной и, может быть, досрочной задачей. В прошедшем я называл его "холистически-динамической психологией", чтоб выразить свою убежденность на счет ее оснований. Некие, прямо за Голдстайном, окрестили ее "организмической". Сутич и другие именуют ее "психологией Я" либо гуманистической психологией. Поглядим, кто окажется прав. Лично я считаю, что через ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ несколько десятилетий, если она остается довольно эклектичной и полной, ее будут именовать просто "психологией".

Я полагаю, что принесу самую большую пользу, если буду гласить, сначала, от собственного имени и основываясь на результатах собственной работы, заместо того, чтоб быть "официальным" представителем большой группы мыслителей, невзирая на мою уверенность в том, что по ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ очень многим вопросам эти люди пришли меж собой к полному согласию. Ряд работ представителей "третьей силы" включен в библиографию этой книжки. Так как я ограничен объемом книжки, то я представлю только несколько главных положений. Я должен предупредить читателя, что в почти всех случаях забегаю вперед, другими словами пока ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ не располагаю надлежащими данными. Некие из моих допущений в большей мере основаны на моей уверенности, чем на наблюдаемых фактах. Все же, они все, в принципе, поддаются проверке.

1. Любой из нас обладает извечной внутренней природой, которая является инстинктообразной, изначальной, данной, "естественной", другими словами наследственно детерминированной, отличающейся высочайшей мерой ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ сопротивляемости (97, гл. 7).

Тут имеет смысл гласить о наследных, конститутивных и очень рано складывающихся предпосылках личного Я, даже если такое био определение Я мучается неполнотой, так как это очень уж непростая вещь, чтоб ее можно было найти так просто. В любом случае, это быстрее "сырой материал", чем конечный продукт, объект реакций самого ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ индивидума, индивидов, имеющих значение для данной личности, ее окружения и т.п.

В эту сущностную внутреннюю природу я включаю инстинктоидные фундаментальные потребности, возможности, таланты, анатомию, физиологическое равновесие либо уравновешенность характера, предродовые и натальные травмы и травмы, получаемые новорожденным. Эта внутренняя сердцевина проявляется в форме естественных склонностей, пристрастий либо внутренних убеждений ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ. Как и раньше остается открытым вопрос, стоит включать сюда защитные механизмы и механизмы адаптации, "образ жизни" и остальные черты нрава, которые формируются в 1-ые годы жизни. Этот сырой материал очень стремительно начинает преобразовываться в "я", когда он сталкивается с наружным миром и начинает с ним вести взаимодействие ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ.

2. Все это потенциальные способности, а не реальные окончательные состояния. Потому у их есть своя история и они должны наблюдаться в развитии. Они осуществляются, формируются либо подавляются по большей части (хотя и не на сто процентов) экстрапсихическими детерминантами (цивилизацией, семьей, окружением, образованием и т.п.). В самом начале жизни инсталлируются связи этих ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ "бесцельных" стремлений и тенденций с определенными объектами ("эмоциями") средством канализирования (122), но также и средством случайных ассоциаций.

3. Эта "сердцевина", невзирая на свою биологическую базу и "инстинктообразность", в определенном смысле быстрее слаба, чем сильна. Она просто преодолевается, угнетается либо загоняется вглубь. Ее даже можно уничтожить раз и навечно. У людей ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ больше не осталось инстинктов в животном смысле этого слова, – массивных, только внутренних голосов, которые недвусмысленно молвят им, что, когда, где, как и с кем делать. Мы обладаем только остатками инстинктов. Они очень слабы, нежны и хрупки и совсем не сложно погибают под воздействием образования, требований культуры, ужаса, неодобрения и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ т.п. Их очень тяжело узнать. Подлинное Я частично определяется как способность услышать эти внутренние голоса-импульсы, другими словами способность знать, чего ты по сути хочешь, а чего – нет, на что способен, а на что – нет и т.п. Похоже, что в различных индивидумах эти голоса-импульсы звучат с разной ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ силой,

4. Внутренняя природа каждой личности обладает как чертами, которые характерны всему виду, так и чертами, характерными только данной определенной личности. Потребность в любви вначале свойственна для каждого людского существа (хотя при определенных обстоятельствах она может и пропасть). А вот стать гением в музыке дано очень немногим, ну ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ и те отличаются друг от друга, к примеру, Моцарт и Дебюсси.

5. Внутреннюю природу человека можно учить научно и беспристрастно (если, естественно, применить ту "науку", что необходимо) и открыть, что она из себя представляет (открыть – не означает изобрести либо сконструировать). Ее можно учить и лично, средством самонаблюдения и психотерапии. Эти два подхода ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ дополняют и усиливают друг дружку. Расширенная гуманистическая философия науки должна включить в собственный предмет данные экспериментальные способы.

6. Многие нюансы этой внутренней, глубинной природы или, (а) как писал Фрейд, интенсивно подавляются, так как вызывают ужас, неодобрение либо являются чуждыми эго, или, (б) как писал Шахтель, "забываются" (не употребляются ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, выпадают из внимания, не артикулируются). Потому большая часть внутренней, глубинной природы является безотчетной. Это может относиться не только лишь к упоминаемым Фрейдом импульсам (рвениям, инстинктам, потребностям), но также и к возможностям, чувствам, суждениям, установкам, воззрениям, восприятиям и т.п. Активное угнетение просит огромных усилий, что приводит к огромным энергозатратам. Существует ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, но, много методов поддержки таких форм активного безотчетного, как отрицание, проекция, формирование реакции и т.п. Но угнетение не убивает того, что угнетается. Подавляемое остается эффективной детерминантой мышления и поведения.

Как активная, так и пассивная формы угнетения, вероятнее всего, появляются в самом начале жизни, в главном, как реакция ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ на неодобрительное отношение родителей и культурной среды.

Но имеется ряд клинических свидетельств того, что угнетение может иметь и интрапсихические, внекультурные основания. Это может наблюдаться у малеханьких малышей и у подростков в период созревания, другими словами тогда, когда имеет место ужас быть захлестнутым своими же импульсами, потерять внутреннее единство ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, "развалиться на кусочки", "подорваться" и т.п. Существует теоретическая возможность того, что у малыша могут спонтанно сформироваться пугливое и неодобрительное отношение к своим своим импульсам и готовность защищаться от их самыми различными методами. Не одно только общество может быть подавляющей силой, если, естественно, наше предположение правильно. Держать под контролем ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ и подавлять может также и интрапсихическое начало. Эти силы мы можем именовать "внутренним противодействием".

Идеальнее всего отличать безотчетные рвения и потребности от безотчетных устройств зания, так как последние часто еще легче перенести в сознание и, стало быть, внести в их конфигурации. Первичные механизмы зания (Фрейд) либо архаическое мышление (Юнг ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ) больше поддаются восстановлению, к примеру, средством обучения искусствам, танцу и другим невербальным способностям.

7. Но невзирая на свою "слабость", внутренняя природа человека очень изредка исчезает либо погибает в обыкновенном гражданине Соединенных Штатов (хотя такое исчезновение либо погибель вероятны на ранешном шаге жизни). Невзирая на то, что ее подавляют, либо даже опровергают ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ ее существование, она продолжает существовать в "подполье", в безотчетном. Подобно голосу разума (который является ее частью), она гласит негромко, но этот глас так либо по другому будет услышан, пусть даже в искаженной форме. Другими словами наша внутренняя природа обладает собственной динамической силой, жаждущей пробиться наружу. Для того чтоб ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ подавить ее либо загнать вглубь, требуются огромные усилия, что приводит к вялости. Эта сила является одним из главных качеств "воли к здоровью", рвения к развитию, жажды самоактуализации, поисков собственного настоящего Я. Это благодаря ей в принципе вероятны психотерапия, образование и самосовершенствование.

8. Но эта "сердцевина" либо настоящее Я только частично проявляется ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ во взрослом человеке методом ее раскрытия (беспристрастного либо личного) и принятия "того, что есть" в человеке вначале. Частично же она является творением самой личности. Для индивидума жизнь представляет собой постоянную необходимость делать выбор, а выбор определяется, сначала, тем, что представляет собой сейчас этот индивидум (включая его цели, отвагу либо ужас, чувство ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ ответственности, силу эго либо "силу воли" и т.п.). Мы больше не можем мыслить об индивидуме, как о "всецело предопределенном", так как эта формулировка значит "детерминацию только наружными для личности силами". Личность, если это подлинная личность, сама есть собственной основной детерминантой. Любая личность есть, частично, "своим своим проектом ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ" и делает сама себя.

9. Если эта "сердцевина" (внутренняя природа) личности прошла через расстройства, отвержение и угнетение, это приводит к заболевания, – время от времени в очевидных формах, время от времени в укрытых и поболее опасных. Время от времени это происходит сразу, время от времени – с течением времени. Психологических недугов еще ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ больше, чем считается в перечне, составленном Американской ассоциацией психиатров. К примеру, трудности нрава на данный момент числятся куда более необходимыми для судеб мира, чем традиционный невроз либо даже психоз. С этой новейшей точки зрения, конкретно новые виды болезней являются более небезопасными. В качестве примера можно привести "упадок" личности, другими словами ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ утрату хоть какой из определяющих черт человека, утрату самобытности, неспособность дорасти до собственных собственных способностей и т.п.

Итак, общая болезнь личности стает как форма недоразвитости, неспособность к самоактуализации либо неспособность стать всеполноценным человеком. Главным же источником заболевания (хотя и не единственным) можно считать неудовлетворение базовых потребностей ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, неумение обрести бытийные ценности, неспособность выполнить способности, присущие данной личности, неспособность выразить себя и развиваться в собственном стиле и собственном методе, в особенности в исходный период жизни. Стало быть, неудовлетворенность базовых потребностей не является единственным источником психологических болезней либо "упадка" личности.

10. Исходя из того, что мы знаем о внутренней ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ природе человека, можно сказать, что она вначале представляет собой не "зло", а то, что мы, взрослые представители нашей цивилизации, считаем "хорошем". В последнем случае, она – нейтральна. Более четким было бы определение "старше и добра и зла". В этом навряд ли можно усомниться, когда идет речь о внутренней природе малыша либо ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ малыша. Дело усложняется, когда мы говорим о "ребенке", как и раньше живущем во взрослом человеке. И все становится еще труднее, когда индивидум воспринимается исходя из убеждений бытийно обусловленной психологии, а не обусловленной недостатком.

Этот вывод опирается на опыт внедрения всех "обнажающих" способов, имеющих отношение к людской природе: психотерапии, беспристрастных и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ личных подходов в науке, образовании и искусстве. К примеру, "обнажающая" терапия в какой-то момент ослабляет злость, ужас, алчность и т.п. и увеличивает любовь, отвагу, творческое начало, доброту, альтруизм и т.п., приводя нас к заключению, что последние свойства – более "глубочайшие", более естественные и вначале ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ более людские, чем 1-ые; другими словами то, что мы называем "нехорошим" поведением, ослабляется либо устраняется благодаря раскрытию внутренней природы, а то, что мы называем "неплохим" поведением, – усиливается.

11. Мы должны отличать Сверх-Я фрейдистского толка от прирожденной совести и внутреннего чувства вины. 1-ое значит, в принципе, усвоенное Я одобрение и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ неодобрение других людей: отца, мамы, учителей и т.п. А вина есть признание корректности неодобрения со стороны других людей.

Внутреннее чувство вины появляется вследствие предательства индивидумом собственной внутренней природы либо собственного Я, уклонения от пути, ведущего к самоактуализации: это, на самом деле, обоснованное недовольство собой. Стало быть, оно не так связано с ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ цивилизацией, как вина по Фрейду. Оно "настоящее", "заслуженное", "справедливое" либо "праведное", так как оно порождено расхождением человека с кое-чем глубоко настоящим (а не случайным, произвольным либо личным), что находится в нем самом. С этой точки зрения, человеку полезно, даже нужно, для саморазвития чувствовать внутреннюю вину ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ, когда он того заслуживает. Это не просто симптом, возникновения которого следует избегать хоть какой ценой, а внутренний "поводырь", указывающий дорогу к осуществлению настоящего себя и собственных возможных способностей.

12. Под "злом" в поведении по большей части понимается беспричинная враждебность, беспощадность, деструктивность, "отрицательная" злость. О нем мы знаем еще очень не достаточно. Если ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ это качество "враждебности" подсознательное, то у населения земли одно будущее. Если же оно реактивное (реакция на нехорошее отношение), то у населения земли должно быть совершенно другое будущее. По-моему, имеющиеся в текущее время в нашем распоряжении данные указывают на реактивность неразборчивой деструктивной враждебности, так как "обнажающая" терапия ослабляет это качество ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ и превращает его в "здоровое" самоутверждение, силу воли, избирательную враждебность, самозащиту, справедливое возмущение и т.п. В любом случае, способность к злости и гневу находится у всех самоосуществляющихся людей, которые просто дают им выход, когда того "просит" наружняя ситуация.

Поведение, которое наша цивилизация определяет как зло, может ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ также быть порождением невежества либо детских заблуждений и убеждений (как у малыша, так и в "ребенке", который сохраняется во взрослом). К примеру, ссоры меж братьями и сестрами проистекают из рвения малыша сосредоточить всю любовь родителей лишь на для себя одном. Так детская версия любви, сама по для себя ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ не являющаяся кое-чем достойным порицания, может перевоплотиться в недопустимое поведение.

В любом случае, почти все из того, что наша цивилизация именует злом, в сути не должно считаться таким, если глядеть на него с более общей, учитывающей особенности всего вида, точки зрения, главные очертания которой даны в этой книжке. Если ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ людскую природу принимать и обожать таковой, какая она есть, то многие этноцентрические задачи просто исчезают. Очередной пример: с гуманистической точки зрения представление о сексе как о кое-чем вначале "нехорошем" является чистейшим бредом.

Настолько обширно всераспространенные ненависть либо ревность ко всему хорошему, настоящему, прекрасному, здоровому либо разумному ("контрценности") в ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ значимой мере (хотя и не стопроцентно) обоснованы опасностью утраты самоуважения, так как лгун лицезреет себе опасность в добросовестном человеке, неказистая женщина – в прекрасной, а трус в герое. Хоть какой выдающийся индивидум самим своим существованием показывает нам на наши недочеты.

Но еще более глубочайшим является экзистенциальный, на самом деле, вопрос о справедливости ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ судьбы. Человек, страдающий какой-нибудь заболеванием, может неприязненно относиться к здоровому человеку, который заслуживает здоровья не больше, чем он.

Большая часть психологов считает злое поведение реактивным, а не подсознательным, как в вышеприведенных примерах. Из этого следует, что хотя "зло" и пустило глубочайшие корешки в людской природе и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ никогда не будет стопроцентно устранено, можно надежды на то, что по мере улучшения общества и развития личности его будет становиться меньше.

13. Многие люди как и раньше воспринимают "безотчетное", регресс и первичные механизмы зания как нечто непременно больное, опасное либо нехорошее. Опыт психотерапии равномерно вынуждает нас занять иную точку ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ зрения. Глубины нашей природы тоже могут быть неплохими, прекрасными либо вожделенными. На это ясно указывают открытия, изготовленные в итоге исследования предпосылок любви, творчества, игры, юмора, искусства и т.п. Их корешки глубоко уходят во внутреннее глубинное Я, другими словами в безотчетное. Чтоб найти их, суметь ими пользоваться и получить от их ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ удовольствие, мы должны быть способны к "регрессу".

14. Ни о каком психологическом здоровье не может быть и речи, если эту "сердцевину" индивидума не принимают таковой, какая она есть, не обожают и не уважают и сам индивидум, и другие люди (оборотное же имеет место далековато не всегда, другими словами почтение, любовь ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ и т.п. не всегда выливаются в психическое здоровье, так как должны быть удовлетворены и другие подготовительные условия).

Психическое здоровье "хронологически" незрелой личности понимают как здоровое развитие. Психическое здоровье взрослого человека – по-разному, как самоактуализацию, чувственную зрелость, индивидуацию, продуктивность, подлинность, полноценность и т.п.

Здоровое развитие является концептуально ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ подчиненным, так как его обычно определяют как "развитие в направлении самоактуализации" и т.п. Некие психологи просто молвят об одной высшей цели либо о тенденции людского развития, считая все феномены развития незрелого существа только ступенями лестницы, ведущей к самоактуализации (Голдстайн, Роджерс).

Самоактуализацию определяют по-разному, но в основном все ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ ученые очевидно согласны вместе. Все определения молвят: (а) о примирении с внутренним Я как "сердцевиной" личности и его проявлении, другими словами о осуществлении его укрытых возможностей и возможных способностей, об "безупречном функционировании", развитии индивидумом всех собственных личных и общевидовых черт; (б) о минимизации болезней, неврозов, психозов, понижающих фундаментальные личные и ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ И ОКРУЖЕНИЕ общевидовые возможности человека.


psihoanaliz-detstva-referat.html
psihoanaliz-i-individuaciya.html
psihoanaliz-i-religiya-referat.html