Психоаналитик как «целитель души»

Психоаналитик как «целитель души»

В текущее время есть разные школы психоанализа — от более либо наименее серьезных сторонников теории Фрейда до «ревизионис­тов», различающихся меж собой степенью трансформации фрейдовской концепции1. Но для нас в этом случае все эти различия являются еще наименее необходимыми, чем различие меж тем психоанализом, главной целью которого является достижение «социальной адаптации Психоаналитик как «целитель души»», и психо­анализом, цель которого — «лечение души»2.

1 См.: Thompson С, Mullahy P. Psychoanalysis: Evolution and Development. Hermitage
House, Inc., 1950; Mullahy P. Oedipus-Myth and Complex. Hermitage House, Inc., 1948.

2 Следует держать в голове, что «лечение» значит не только лишь меры, принимаемые для восста­
новления здоровья, но — в более широком смысле Психоаналитик как «целитель души» — также и «заботу о человеке».


398 Тема 14. Развитие личности

Сначала психоанализ был одним из разделов медицины, задачей ко­торого являлось исцеление заболеваний. Пациенты, приходившие к психоана­литику, мучались от неких симптомов, которые мешали их нормаль­ной жизни. Такие симптомы выражались в ритуализованных назойливых действиях и идей, фобиях, параноидальных системах мышления и т.д Психоаналитик как «целитель души». Единственным различием этих пациентов от тех, кто обращался к обыч­ным психиатрам, было то, что предпосылки их симптомов следовало находить не в их теле, а в душе, и исцеление их потому было связано не с соматичес­кими, а с психологическими парадоксами. Но цель психоаналитической терапии ничем не Психоаналитик как «целитель души» отличалась от цели мед исцеления: она состоя­ла в устранении симптомов. Если пациент избавлялся от кашля либо рво­ты психогенного нрава, от назойливых действий либо мыслей, то счи­талось, что он вылечен.

В процессе собственной работы Фрейд и его сотрудники стали все яснее по­нимать, что симптомы — это только Психоаналитик как «целитель души» самое очевидное и, так сказать, самое яр­кое выражение невротического нарушения и, чтоб добиться устойчи­вого, а не просто симптоматического улучшения, следует рассматривать нрав человека и посодействовать ему в процессе переориентации его харак­тера. Этот вывод подтверждался возникновением нового типа пациентов. Многие из обращавшихся за помощью к психотерапевтам не были боль­ными Психоаналитик как «целитель души» в классическом смысле и не имели ни 1-го из упомянутых выше наружных симптомов. Они вообщем не были сумасшедшими. Их не считали нездоровыми ни их родственники, ни друзья, и, но, они стра­дали от «трудностей жизни» — если пользоваться выражением Гар­ри Салливена,— что вынуждало их находить помощи Психоаналитик как «целитель души» у психотерапевта. Такие «трудности», естественно, не были кое-чем новым. Во все времена были люди, которые испытывали чувство неуверенности либо неполноценности, не находили счастья в браке, испытывали трудности в работе либо не по­лучали от нее наслаждения, жутко страшились других людей и т.д. Воз­можно, они находили помощи у священника, друга Психоаналитик как «целитель души», философа либо «просто жили» со своими неуввязками, не пытаясь получить облегчения у како­го-нибудь спеца. Новым же было то, что Фрейд и его школа впер­вые предложили целостную теорию нрава, дали разъяснение трудно­стям жизни человека, обратившись к структуре его нрава и дав на­дежду на изменение. Таким Психоаналитик как «целитель души» макаром, психоанализ больше сдвигал центр собственного внимания с терапии невротических симптомов на терапию проблем жизни, причина которых коренится в невротическом ха­рактере.

Хотя достаточно просто найти, в чем состоит цель терапии в слу­чае истерической рвоты либо назойливых мыслях, но не так просто уста­новить, какова она должна быть Психоаналитик как «целитель души» в случае невротического нрава. Практически нелегко даже сказать, что является предпосылкой страданий та­кого хворого.


Фромм Э. [Цель психоанализа] 399

Последующий пример может прояснить, что имеется в виду в этом случае1. Юный двадцатичетырехлетний человек, придя на прием к психотерапевту, сказал, что с того времени, как два года вспять он Психоаналитик как «целитель души» закончил институт, он ощущает себя злосчастным. Работает он в фирме отца, но ра­бота не доставляет ему никакого наслаждения. У него повсевременно нехорошее настроение, он нередко ссорится с папой, ему очень тяжело принимать даже самые малозначительные решения. По его словам, все это началось за не­сколько месяцев до окончания Психоаналитик как «целитель души» института. Он очень увлекался физикой, при этом его педагог считал, что у него примечательные возможности к теоретической физике, и парень желал поступить в аспирантуру и стать ученым. Его отец, преуспевающий предприниматель, обладатель большой фабри­ки, настаивал на том, чтоб отпрыск занялся делом, снял бремя с его плеч Психоаналитик как «целитель души» и в конце концов стал его преемником. Отец аргументировал это тем, что у него нет других малышей, что он сделал фирму своими своими ру­ками, что доктор советует ему меньше работать и что отпрыск был бы не­благодарным, если б при таких обстоятельствах отказался выполнить волю отца. Результатом отцовских Психоаналитик как «целитель души» просьб, увещеваний и напоминаний о чувстве долга было согласие отпрыска. Он начал работать в фирме. После чего начались описанные выше отягощения.

В чем все-таки в этом случае состоит неувязка и каково должно быть исцеление? Эту ситуацию можно рассматривать по-разному. Можно считать, что точка зрения отца совсем разумна Психоаналитик как «целитель души», что отпрыск тихо последовал бы совету отца, если б не иррациональное сопротивление, если б не глубоко потаенный антагонизм с папой, и что желание отпрыска стать физиком основывалось не столько на его интересе к науке, сколь­ко на этом антагонизме и безотчетном стремлении расстроить пла­ны отца. Хотя отпрыск последовал отцовскому совету, он Психоаналитик как «целитель души» не закончил борь­бы с папой, практически его антагонизм только усилился после чего. Все трудности юного человека проистекали из этого неразрешенного ан­тагонизма. Если б этот антагонизм был разрешен — методом проникно­вения в его глубинные предпосылки,— то у отпрыска больше не было бы труд­ностей в принятии разумных Психоаналитик как «целитель души» решений, а его волнения, сомнения и прочее пропали бы сами собой.

Но если на эту ситуацию посмотреть по-другому, аргументация бу­дет другой. Хотя отец, может быть, имеет основание вожделеть, чтоб отпрыск уча­ствовал в делах его компании, и хотя он имеет право высказать свои по­желания, отпрыск Психоаналитик как «целитель души» имеет право— а исходя из убеждений морали долг — поступать так, как дает подсказку ему совесть. Если он ощущает, что профессия физика больше соответствует его возможностям и рвениям, он дол-

1 Он, как и все другие клинические случаи, приводимые в этой книжке, взят не из моей практики, а из материалов Психоаналитик как «целитель души», с которыми работали студенты. Детали изменены так, чтоб сделать неосуществимым узнавание определенного варианта.


400 Тема 14. Развитие личности

жен следовать собственному призванию, а не пожеланиям отца. В таком слу­чае вправду существует некий антагонизм с папой, но не ир­рациональный антагонизм, основанный на воображаемых причинах, ко­торые пропадут сразу, как они будут проанализированы, а полностью Психоаналитик как «целитель души» оптимальный, который сформировался как реакция на автори­тарно-собственническую установку отца. Если на трудности пациента поглядеть с этой точки зрения, то болезнь и пути ее исцеления будут силь­но отличаться от тех, какими они представлялись в первой интерпрета­ции. Симптомом сейчас будет неспособность самоутвердиться и боязнь следовать Психоаналитик как «целитель души» своим планам и желаниям. Пациент будет вылечен, если он закончит страшиться отца, а цель исцеления состоит в том, что­бы посодействовать ему обрести мужество, утвердиться и высвободить себя. В та­ком случае открылась бы большущая подавленная враждебность к папе, но эта враждебность должна быть понята не как причина, как ре Психоаналитик как «целитель души»­зультат основного заболевания. Разумеется, что любая из интерпретаций может быть настоящей, а зная в деталях нравы как отца, так и отпрыска, можно установить, какая из их верна в этом случае. Вобщем, на суждения аналитика будут влиять его философия и система ценностей. Если он склонен считать, что «приспособление Психоаналитик как «целитель души»» к социаль­ным моделям является главной целью жизни, что практические суждения, такие, как благоденствие конторы, высочайший доход, благодар­ность родителям, являются основными, то он будет интерпретировать бо­лезнь отпрыска как его иррациональный антагонизм с папой. Если же рас­сматривать такие понятия, как честность, независимость и работа по призванию как высшие ценности, то Психоаналитик как «целитель души» аналитик будет склонен осознавать неспособность отпрыска самоутвердиться и ужас перед папой главными трудностями, на разрешение которых и должны быть ориентированы все усилия.

Это подтверждает и другой пример. Даровитый писатель обраща­ется к аналитику с жалобами на мигрень и приступы головокру­жения, которые не имеют, согласно заключению доктора, никаких Психоаналитик как «целитель души» органи­ческих обстоятельств. Он ведает аналитику историю собственной жизни. Два года вспять он взялся за одну работу, которая была очень при­влекательна и престижна, сулила огромные средства и уверенность в буду­щем. Само предложение таковой работы было равносильно большущему ус­пеху. Но это вынуждало его писать то Психоаналитик как «целитель души», во что он не веровал, что про­тиворечило его убеждениям. Литератор затратил много сил, стараясь примирить свои деяния со собственной совестью, создавал ряд сложных кон­струкций, чтоб обосновать, что его деяния не противоречат интеллекту­альной и нравственной честности. Скоро начались мигрени и при­ступы головокружения. Несложно осознать, что эти симптомы Психоаналитик как «целитель души» являются выражением неразрешенного конфликта меж его рвением к день­гам и престижу, с одной стороны, и угрызениями совести — с другой. Но если мы спросим, что является патологическим, невротическим элемен-


Фромм Э. [Цель психоанализа] 401

том в этом конфликте, то два психотерапевта могут рассматривать си­туацию по-разному. Можно утверждать, что Психоаналитик как «целитель души» принятие подобного предло­жения является совсем обыденным делом, что это — свидетельство неплохого приспособления к нашей культуре и что решение, принятое писателем, одобрил бы хоть какой обычный, отлично адаптированный че­ловек. Невротическим элементом в таковой ситуации является его не­способность согласиться со своим своим решением. Может быть, при предстоящем анализе мы Психоаналитик как «целитель души» найдем в данном случае проявление ста­рого чувства вины, появившегося еще в детстве и связанного с Эдиповым комплексом, мастурбацией, детским воровством и т.д.. Может быть также, что это — его внутреннее желание к самонаказанию, под влияни­ем которого он ощущает себя плохо вот тогда, когда достигает ус­пеха. Если Психоаналитик как «целитель души» принять данную точку зрения, то неувязка состоит в неспо­собности согласиться со своим своим, полностью разумным решени­ем и пациент числился бы выздоровевшим, если б у него закончились угрызения совести и он с ублажение воспринял бы имеющееся положение вещей.

Другой аналитик, может быть, посмотрел бы на эту ситуацию совершен Психоаналитик как «целитель души»­но другим образом, исходя из догадки, что нельзя поступаться ин­теллектуальной и нравственной честностью без вреда для личности в целом. Тот факт, что пациент следует одобряемым его культурой образ­цам, не меняет этого основного принципа. Различие меж этим челове­ком и многими другими состоит исключительно в том, что глас его Психоаналитик как «целитель души» совести дос­таточно силен, чтоб вызвать острый конфликт там, где другие даже и не подозревали бы о таковом и не имели бы настолько ярчайших его симптомов. С этой точки зрения неувязка, по-видимому, состоит в трудности для писа­теля следовать голосу совести, и он числился бы вылеченным, если б Психоаналитик как «целитель души» сумел покончить со сложившимся положением и вести жизнь, позволяющую ощущать почтение к себе.

3-ий случай освещает делему несколько под другим углом. Предприниматель — умный, энергичный, преуспевающий человек — начал мно­го пить. Он обратился за помощью к психотерапевту. Жизнь пациента была всецело посвящена «деланию денег» и борьбе с Психоаналитик как «целитель души» соперниками. Нич­то другое его не заинтересовывало, личная жизнь была подчинена этим же це­лям. Он достигнул фурроров в искусстве получать друзей и влиять, но в глубине души не мог терпеть всех, с кем общался: собственных кон­курентов, клиентов и служащих собственной компании. Он не мог терпеть даже вещи, которыми вел торговлю Психоаналитик как «целитель души». Они заинтересовывали его только как средство, при помощи которого можно «делать деньги». Эту ненависть он не понимал, но равномерно, через истолкование сновидений и свободных ассоциаций, он на­чал осознавать, что ощущал себя рабом бизнеса, продуктов и всего, что с ними связано. Он не уважал себя и притуплял боль от Психоаналитик как «целитель души» чувства неполно­ценности и сознания собственного ничтожества при помощи алкоголя. Он никог­да никого не обожал и просто удовлетворял свои половые потребности.

:б Зак. 1664


402 Тема 14. Развитие личности

В чем все-таки состоит его неувязка? В его пьянстве? Либо это дебоширство — только симптом его реальной препядствия, его неспособности вести осмыс Психоаналитик как «целитель души»­ленную жизнь? Может ли человек быть так отчужденным от са­мого себя, носить в душе столько ненависти и так не достаточно любви и не чув­ствовать себя при всем этом плохим, не испытывать беспокойства? Естественно, есть огромное количество людей, которые конкретно так и живут, не об­наруживая никаких сиптомов заболевания Психоаналитик как «целитель души» и даже не испытывая ника­ких проблем. Задачи появляются тогда, когда они не поглощены работой, когда они остаются наедине с самими собой. Но они удачно обуяли всеми вероятными методами бегства от себя, которые предос­тавляет им наша культура, чтоб заглушить хоть какое проявление собственной неудовлетворенности. Те, у кого Психоаналитик как «целитель души» симптомы заболевания появляются от­крыто, демонстрируют, что их людские возможности подавлены не пол­ностью. Что-то в их протестует и таким макаром гласит о существо­вании конфликта. Они больны не так серьезно, как те, чье приспособ­ление к данной культуре закончилось полным фуррором. Напротив, в людском плане они Психоаналитик как «целитель души» являются еще более бодрствующими. Потому мы смотрим на симптомы не как на противников, которых следует побороть, а, напротив, как на друзей, говорящих нам о том, что не все в порядке. Пациент, хотя и безотчетно, стремится к более гуманному стилю жизни. Его неувязка заключается не в пьянстве, а в его нравственном упадке Психоаналитик как «целитель души». И исцеление не принесет результатов, если оно будет ориентировано на устранение симптомов. Если он не станет пить, ничего не меняя в собственной жизни, состояние волнения и напряженности не покинет его, он все в большей и большей степени будет отдаваться конкурентноспособной борьбе и, может быть, в какой Психоаналитик как «целитель души»-то момент у него возникнет другой симптом, выражающий его не­удовлетворенность. Что ему нужно сначала, так это чело­век, способный посодействовать ему раскрыть предпосылки, по которым он растрачивает попусту свои наилучшие силы, и, таким макаром, способный посодействовать ему най­ти им наилучшее применение.

Мы лицезреем, как тяжело найти, что является Психоаналитик как «целитель души» заболеванием и что, по нашему воззрению, нужно вылечивать. Окончательное решение находится в зависимости от того, как понимается цель психоанализа. Согласно одной концепции, целью аналитического исцеления является приспособление. Под приспособ­лением понимается способность индивидума вести себя так, как ведет себя большая часть людей его культуры. Потому конкретно те модели поведения, которые одобряются Психоаналитик как «целитель души» обществом и данной культурой, являются крите­риями духовного здоровья. Они не подлежат критичному анализу исходя из убеждений общечеловеческих норм, а быстрее служат выражением со­циального релятивизма, который признает их «правильность» как само собой разумеющуюся и рассматривает отклоняющееся от их поведение как неверное, а как следует, больное. Исцеление Психоаналитик как «целитель души», ставящее собственной целью не что другое, как соц приспособление, может только умень-


Фромм Э. [Цель психоанализа] 403

шить лишние мучения невротика до среднего уровня мучения, внутренне присущего конформизму.

Согласно другой точке зрения, целью исцеления является не столько приспособление, сколько среднее развитие возможностей человека и реализация его особенности. В данном случае психотерапевт Психоаналитик как «целитель души» яв­ляется не наставником по приспособлению, а, пользуясь выражением Платона, «целителем души». Данная точка зрения основывается на той посылке, что есть постоянные законы людской природы и людского поведения, которые действуют в хоть какой культуре. Эти за­коны нельзя нарушать без сурового вреда для личности. Если чело­век поступает Психоаналитик как «целитель души» вопреки собственному осознанию умственной и мораль­ной честности, он ослабляет либо даже обездвиживает свою личность. Он не­счастен и тяжело мучается. Если его стиль жизни одобряется культурой, в какой он живет, страдание может быть неосознанным либо ощущать­ся в связи с явлениями, очень дальними от его реальной препядствия. Но невзирая Психоаналитик как «целитель души» на то, что задумывается человек, делему духовного здоровья нельзя отделить от основной препядствия хоть какого человека — задачи достиже­ния таких целей людской жизни, как независимость, честность и способность обожать.

Проводя обозначенное различие меж приспособлением и исцелением души, я обрисовал принципы терапии, но я никак не желаю сказать Психоаналитик как «целитель души», что мож­но провести настолько же резкое разграничение на практике. Существует огромное количество разных видов психоаналитических процедур, в каких соединены оба принципа, при этом ударение делается то на одном из их, то на другом. Принципиально, но, ясно созидать различие меж этими прин­ципами, так как только тогда мы сможем осознать их значение Психоаналитик как «целитель души» в каж­дом определенном случае. Я не желаю также, чтоб создалось воспоминание, как будто каждому нужно выбирать меж приспособлением к обще­ству и заботой о своей душе и что выбор пути, на котором чело­век остается добросовестным, непременно приводит его к соц краху.

«Приспособившийся» в том смысле, в каком Психоаналитик как «целитель души» я использовал этот термин,— это человек, превративший себя в продукт, лишенный всех устой­чивых и определенных свойств, не считая потребности нравиться и готов­ности сколь угодно нередко поменять свои роли. Пока его усилия приносят фуррор, он в некий мере ощущает себя в безопасности, но утрата всего наилучшего внутри себя Психоаналитик как «целитель души», отказ от всех человечьих ценностей приводят к внут­ренней пустоте и неуверенности, которые обнаруживаются при каждой его беде. И даже если никакие угрозы ему не грозят, он нередко рассчитывается за свою людскую несостоятельность заболеванием серд­ца, язвой либо какими-то другими психогенными заболеваниями. Человек, ко­торый достигнул внутренней Психоаналитик как «целитель души» силы и цельности, может быть, нередко не преуспе­вает так, как его беспринципиальный сосед, но зато обретает уверенность внутри себя, способность здравого мышления и беспристрастного суждения, что де-


404 Тема 14. Развитие личности

лает его еще наименее зависимым от чужих воззрений и изменчивых об­стоятельств и наращивает его способность к творческой деятельности в Психоаналитик как «целитель души» самых разных сферах.

Разумеется, что «терапия приспособления» может не делать ника­кой религиозной функции, если под «религиозной» мы осознаем установ­ку, присущую начальным учениям гуманистических религий. Те­перь я желал бы показать, что психоанализ как исцеление души, непременно, делает религиозную функцию в упомянутом смысле, хотя он обычно Психоаналитик как «целитель души» приводит к более критичному отношению к теистическим догмам.

Пытаясь описать людскую установку, лежащую в базе мышления Лао-цзы, Будды, пророков, Сократа, Христа, Спинозы и фило­софов Просвещения, поражаешься тому, что невзирая на значимые различия существует ряд мыслях и норм, общих для всех этих учений. Не претендуя на полноту и точность, последующая Психоаналитик как «целитель души» формулировка будет при­близительным описанием общей сути всех этих учений: человек должен стремиться узнать правду и он может стать в полном смысле человеком исключительно в той степени, в какой преуспеет в решении этой за­дачи. Человек должен быть независящим и свободным, он должен быть целью, а не служить Психоаналитик как «целитель души» средством воплощения целей других людей. Че­ловек должен с любовью относиться к своим ближним. Если он живет без любви, он — просто пустышка, даже если у него есть власть, богат­ство и мозг. Человек должен знать, что такое добро и что такое зло, он должен научиться прислушиваться к голосу собственной совести Психоаналитик как «целитель души» и быть спо­собным следовать ему.

Последующие замечания должны показать, что цель психоаналитичес­кого исцеления души заключается в том, чтоб посодействовать пациенту приобрести ус­тановку, которую я именовал религиозной.

Когда мы обсуждали взоры Фрейда, я отметил, что понимание ис­тины является основной целью психоаналитического процесса. Психо­анализ Психоаналитик как «целитель души» отдал понятию «истина» новое измерение. До возникновения психо­анализа числилось, что человек гласит правду, если он верует в то, что гласит. Психоанализ показал, что личное убеждение ни в коей мере не является достаточным аспектом искренности. Человек может считать, что он поступает так из чувства справедливости, хотя его дей­ствия могут быть Психоаналитик как «целитель души» мотивированы беспощадностью. Он может считать, что его поведение мотивировано любовью, хотя по сути он движим мазо­хистским рвением к зависимости. Человек может веровать, что он ру­ководствуется долгом, в то время как его основным мотивом является тщеславие. Практически человек, прибегающий к таким рационализаци-ям, считает их почти всегда Психоаналитик как «целитель души» настоящими. Он не только лишь желает, чтоб другие верили его рационализациям, он и сам верует в их, и, чем больше он желает оградить себя от понимания настоящих мотивов собственного поведения, тем посильнее он должен веровать своим рационализациям. Бо-


Фромм Э. [Цель психоанализа] 405

лее того, в процессе психоаналитического исцеления человек обучается Психоаналитик как «целитель души» пони­мать, какие из его мыслях связаны с подлинными эмоциями, а какие явля­ются только избитыми штампами, не имеющими корней в структуре ха­рактера, а как следует, не имеющими для него никакого значения и содержания. Процесс психоаналитического исцеления на самом деле собственной явля­ется процессом поиска правды Психоаналитик как «целитель души». Объект этого поиска — правда о явле­нии, которое не вне человека, а в нем самом. Психоанализ основывается на том принципе, что психическое здоровье и счастье не могут быть до­стигнуты до того времени, пока мы не подвергнем кропотливому анализу наше мышление и чувства, чтоб найти, производим ли мы Психоаналитик как «целитель души» рационали­зацию либо наши убеждения коренятся в наших эмоциях.

В старых буддийских документах получила красивое выраже­ние идея, что критичная самооценка и связанная с ней способность проводить различие меж настоящим и неверным являются существен­ными элементами религиозной установки. В Рекомендациях тибетских учителей мы находим перечисление 10 вероятных заблуждений:

«1. Хотимое может быть принято Психоаналитик как «целитель души» за веру.

2. Привязанность может быть принята за доброжелательность и со­
страдание.

3. Прекращение размышлений может быть принято за покой безгранич­
ного духа, который и является настоящей целью.

4. Чувственные восприятия (либо феномены) могут быть приняты
за откровения (либо проблески) действительности.

5. Обычный проблеск Действительности может быть принят за полное ее
осознание.

6. Те, кто Психоаналитик как «целитель души» на людях проповедует религию, но на практике не следу­
ет ей, могут быть приняты за поистине верующих.

7. Рабы страстей могут быть приняты за мастеров йоги, освободив­
ших себя от диктата всех обыденных законов.

8. Деяния, совершенные в алчных целях, могут неверно рас­
сматриваться как альтруистические.

9. Обманные способы можно неверно принять за осторожность Психоаналитик как «целитель души».
10. Шарлатаны могут быть приняты за Мудрецов»1.

Вправду, посодействовать человеку отделить правду от ереси в самом для себя — вот основная цель психоанализа, терапевтического способа, кото­рый представляет собой эмпирическое воплощение тезиса «Истина сде­лает вас свободными».

Как в гуманистических религиях, так и в психоанализе способность человека к поискам правды неразрывно Психоаналитик как «целитель души» связана с достижением свободы и независимости.

1 Tibetan Yoga and Secret Doctrines / W.Y. Evans-Wentz (ed.). Oxford University Press, 1935. P. 77. См. также: Splegelberg F. The Religion of No-Religion. James Ladd Delkin, 1948. P. 52.


406 Тема 14. Развитие личности

Фрейд утверждает, что Эдипов комплекс является ядром всякого невроза. Его предположение заключается в том Психоаналитик как «целитель души», что ребенок привязан к ро­дителю обратного пола и что психическое расстройство возни­кает в этом случае, если ребенок не может преодолеть эту детскую фик­сацию. Для Фрейда идея, что инцестуозные влечения должны пред­ставлять собой глубоко укоренившуюся в человеке страсть, является бесспорной. Такое воспоминание сложилось Психоаналитик как «целитель души» у него при исследовании клини­ческих случаев, а всеобщее табу на инцест служило ему дополнительным подтверждением этого догадки. Вобщем, как это нередко бывает, все значение открытия Фрейда может быть понято исключительно в том случае, если мы переведем его из области секса в сферу межличностных отно­шений. Суть инцеста заключается не в Психоаналитик как «целитель души» сексапильном влечении к членам собственной семьи. Такое желание, как это было установлено, представ­ляет собой только одно из проявлений еще более глубинного и фун­даментального желания оставаться ребенком, привязанным к лицам, обеспечивающим ему надежную защиту, посреди которых первым и наи­более влиятельным является мама. Утробный плод живет вкупе Психоаналитик как «целитель души» с мате­рью и в ней, и акт рождения есть только 1-ый шаг к свободе и независимости. После рождения малыш остается еще в почти всех от­ношениях частью мамы, и его рождение как независящего существа является процессом, продолжающимся много лет — практически всю жизнь. Рвение перерезать пуповину — не в Психоаналитик как «целитель души» физическом, а в психо­логическом смысле — является величайшим вызовом людскому развитию, также самой трудной его задачей. Пока человек связан эти­ми первичными узами с мамой, папой и собственной семьей, он ощущает себя в безопасности. Он подобен утробному плоду, за него все еще кто-то отвечает. Он избегает тех актуальных Психоаналитик как «целитель души» ситуаций, которые принуждают его быть самостоятельной личностью, обремененной ответственностью за свои поступки, необходимостью принимать собственные решения, «взять жизнь в свои руки». Оставаясь ребенком, человек не только лишь избавляется от глубочайшей волнения, безизбежно связанной с полным пониманием себя самого как самостоятельного существа, но также услаждается чувством собственной защищенности, теплоты и неоспоримой Психоаналитик как «целитель души» принадлежности кому-то — чувством, которым он когда-то уже услаждался, будучи ребенком. Но за все это человек платит дорогой ценой. Он не может стать всеполноценным человеком, развить свои возможности разума и любви, он остается зави­симым и сохраняет чувство ужаса, которое находится каждый раз, когда эти первичные связи оказываются Психоаналитик как «целитель души» под опасностью. Вся его умствен­ная и чувственная деятельность зависит от автори­тета этой первичной группы; как следует, его убеждения и мысли не являются его своими. Он может ощущать привязанность, но это животная привязанность, удовлетворенность теплу конюшни, а не людская лю­бовь, обязательными критериями которой являются свобода и самостоя Психоаналитик как «целитель души»­тельность. Инцестно направленный человек способен очень привя-


Фромм Э. [Цель психоанализа] 407

заться к тем, кого он отлично знает, но он не способен сближаться с «чу­жаком», т.е. с другим человеком как таким. При таковой ориентации все свои чувства и представления человек рассматривает не с точки зре­ния добра Психоаналитик как «целитель души» и зла, правды либо ереси, но в связи с тем, собственный человек либо чужой. Когда Иисус произнес:

«Ибо я пришел поделить человека с папой его, и дочь с мамой ее, и невестку со свекровью ее» (Матфей, X, 35), он не имел в виду учить не­нависти к родителям, но желал выразить в Психоаналитик как «целитель души» самой ясной и резкой форме ту идея, что для того, чтоб стать человеком, следует разорвать кровные связи и стать свободным.

Привязанность к родителям — это только одна из многих, хотя и более принципиальная форма инцеста. В процессе социальной эволюции дру­гие привязанности отчасти поменяли ее. Племя, цивилизация Психоаналитик как «целитель души», раса, правительство, класс, политические партии и многие другие университеты и организации стали для человека домом и семьей. Тут лежат корешки национализма и расизма, которые в свою очередь являются признаками неспособности человека принимать себя и других как свободных людей. Можно ска­зать, что развитие населения земли представляет собой постепенный переход от инцеста Психоаналитик как «целитель души» к свободе. В этом состоит разъяснение всеобщности табу на кровосмешение. Может быть, население земли не совершило бы никакого прог­ресса, если б оно не управлялось потребностью в единении с дру­гими, кроме привязанности к мамы, папе, братьям и сестрам. Любовь к супруге связана с преодолением инцестуозных влечений, «потому Психоаналитик как «целитель души» оставит человек отца собственного и мама свою, и прилепится к супруге своей». Но значе­ние табу на инцест еще обширнее. Развитие разума и всех оптимальных ценностных суждений просит, чтоб человек преодолел инцестуозную фиксацию, при которой аспект корректности и неправильности осно­вывается на понятиях родственности.

Объединение малых групп в более большие Психоаналитик как «целитель души» и его био по­следствия могли быть невозможны без табу на инцест. Нет ничего удивитель­ного в том, что цель, настолько принципиальная исходя из убеждений публичного развития, была защищена могущественным и всеобщим табу. Но хотя мы прошли длиннющий путь для преодоления инцеста, население земли совсем еще его не преодолело Психоаналитик как «целитель души». Группы, с которыми человек ощущает себя инцестуоз-но связанным, стали больше, область свободы шире, но связи с теми более большими группами, которые подменяют клан либо страну, остаются все еще сильными и крепкими. Только полное искоренение инцестуозной фиксации позволит сделать подлинное братство людей.

Подводя итоги, можно сказать, что Психоаналитик как «целитель души» утверждение Фрейда, согласно которому Эдипов комплекс, инцестуозная фиксация, есть «ядро невроза», является одним из важнейших вкладов в решение препядствия психи­ческого здоровья, если мы откажемся от его узенького осознания, связан­ного только с областью секса, и будем рассматривать его исходя из убеждений значения для межличностных отношений. Сам Фрейд подчеркивал, что


408 Тема 14. Развитие Психоаналитик как «целитель души» личности

он имеет в виду нечто, выходящее за границы сферы секса1. Практически его идея о том, что человек должен покинуть отца и мама и стать взрос­лым так, чтоб смело глядеть в лицо действительности, является глав­ным аргументом против религии в книжке «Будущее одной иллюзии», где Фрейд критикует религию Психоаналитик как «целитель души» за то, что она обрекает человека на рабство и зависимость и, таким макаром, препятствует выполнению главной задачки людского существования — достижению свободы и незави­симости.

Было бы неверным, естественно, считать, как будто это означает, что только «невротики» не смогли решить задачку собственного собственного освобождения, тогда как средний, отлично адаптированный человек преуспел в Психоаналитик как «целитель души» этом. Напротив, подавляющее большая часть людей в нашей культуре отлично адаптированы к ней конкретно поэтому, что они отказались от борьбы за свою независимость резвее и радикальнее, чем невротическая личность. Они так приняли установки большинства, что смогли избежать ос­трой боли от конфликта со средой, которую испытывает невротическая личность. Хотя Психоаналитик как «целитель души» они здоровы исходя из убеждений «приспособленности», они в еще большей степени, чем невротик, больны, ибо еще больше далеки от реализации собственных целей как людские личности. Можно ли считать это красивым решением задачи? Это было бы так, если б можно было игнорировать фундаментальные законы людского существова­ния без всякого Психоаналитик как «целитель души» вреда. Но это нереально. «Приспособленный» чело­век, который живет в разладе с правдой и который не испытывает под­линной любви, защищен только от наружных конфликтов. Если он не по­глощен работой, ему нужно использовать многие другие методы бегства, которые предлагает ему наша культура для защиты от угрожа­ющего Психоаналитик как «целитель души» пребывания наедине с самим собой и созерцания собственного бессилия и людского оскудения.

Все величавые религии в собственных учениях следуют от негативной фор­мулировки табу на инцест к более положительным описаниям свободы. Будда пробовал отыскать решения в одиночестве. Он решительно добивался, чтоб человек освободился от всех «родственных и дружеских» уз для Психоаналитик как «целитель души» того, чтоб отыскать себя и обрести подлинную силу. Иудеохристианская религия тут не настолько конструктивна, как буддизм, но не ме­нее ясна. В мифе о садах Эдема человеческое существование описывает­ся как состояние полной безопасности. Человек лишен познания о добре и зле. История человека начинается с акта непослушания Психоаналитик как «целитель души», который явля­ется сразу началом его свободы и развития его разума. Иудей­ская и в особенности христианская традиции подчеркивают элемент грехов­ности, но игнорируют тот факт, что конкретно утрата безопасности, пре­доставляемой раем, является основой подлинного развития человека.

1 Юнг в собственных ранешних работах ясно и внушительно указывал на необходимость таковой ревизии Психоаналитик как «целитель души» фрейдовской концепции инцеста.


Фромм Э. [Цель психоанализа] 409

Требование разорвать кровные узы и связи со собственной землей проходит че­рез весь Ветхий завет. Аврааму молвят, чтоб он покинул свою страну и стал странником. Моисей воспитывался в чуждой среде, вдалеке от сво­ей семьи и даже собственного народа. Условием богоизбранности народа Изра Психоаналитик как «целитель души»-илева является его избавление от египетского рабства и странствие по пустыне в течение 40 лет. Но после обоснования в собственной стране на­род Израиля опять возвратился к поклонению родной земле, кумирам и го­сударству. Центральной мыслью учения пророков является борьба против этого инцестуозного поклонения. Заместо него они проповедуют ценнос Психоаналитик как «целитель души»­ти, общие для всего населения земли, такие, как правда, любовь и спра­ведливость. Они критикуют правительство и другие светские университеты, которые не могут выполнить эти эталоны. Правительство должно быть уничтожено, если человек становится так связанным с ним, что благоденствие страны, его мощь и слава преобразуются в аспект Психоаналитик как «целитель души» добра и зла. Идея, что люд должен вновь уйти в изгнание и вернуть­ся на свою землю только тогда, когда он станет свободным и закончит поклоняться, как кумиру, родной земле и собственному государству, является ло­гическим окончанием этой идеи, лежащей в базе Ветхого завета, и в особенности в базе Психоаналитик как «целитель души» мессианской концепции пророков.

Исключительно в том случае, если будут порваны инцестуозные связи, можно критически оценивать свою свою группу, только тогда вообщем воз­никнет способность критичного мышления. Большая часть групп, будь то первобытные племена, цивилизации либо же религиозные объединения, озабочено неуввязками выживания и укрепления власти собственных фаворитов. Они эксплу­атируют присущее Психоаналитик как «целитель души» их членам нравственное чувство, чтоб настроить их против чужаков, с которыми группа находится в конфликте. Они исполь­зуют инцестуозные связи, которые держат человека в моральной зависимо­сти у группы, стремятся притупить его нравственное чувство и способность критичного мышления так, чтоб он не критиковал свою группу за нарушение принципов Психоаналитик как «целитель души» морали и гневно протестовал, если б это было совершено другими группами.


psihofiziologicheskie-opasnie-i-vrednie-proizvodstvennie-faktori.html
psihofiziologicheskie-osobennosti-podrostkov.html
psihofiziologicheskie-parametri-organizma-studentov-nvgu.html